Фотограф Валерий Кламм
против
медиа-холдинга "Эксперт"
Одолеет ли сибирский Давид московского Голиафа?


Я фотограф Валерий Кламм, живу в Новосибирске, веду многими любимый фото-блог о российской провинции - «Родинки на карте».

В 2014-2015 годах журнал «Русский Репортер» (издатель и хозяин журнала – медиа-холдинг «Эксперт») опубликовал серию материалов с моими фотографиями по сюжетам из моего фото-блога «Родинки на карте» (52 фотографии были использованы на обложках и разворотах печатной версии «Русского Репортера», на сайтах «Русского Репортера» и холдинга «Эксперт»).

Договоры со мной заключены не были, гонорары не выплачены, на мои письма - сначала с просьбами, а потом с предупреждениями – «Русский репортер» и «Эксперт» отвечать тогда перестали.

Я подал иск к ЗАО «Группа Эксперт» и в 2015-2016 выиграл дело. Московские суды признали нарушение моих авторских прав и присудили мне компенсацию 1 миллион и 40 рублей за противоправно использованные фотографии.

Исполнительное производство возбуждено в ноябре 2016 года, но деньги я по состоянию на октябрь 2017-го не получил.

Торжество справедливости и правосудия не состоялось, прецедент наказания фотографом СМИ за нарушение авторских прав (который мог бы предостеречь других потенциально неправых) - не получился. Проиграв мне в судах, мой ответчик и должник пока переигрывает меня в пост-судебной фазе, уклоняясь от исполнения вступивших в силу решений.

Приставы из Савеловского ОСП (Москва) говорят, что не могут взыскать долг. Медиа-империя имитирует бедственное положение, использует понятные всем схемы, когда долги-проблемы висят на одних юрлицах, а доходы (от розничной продажи журналов, от рекламы) идут через другие. Видимо, расчет на то, что к ноябрю 2018 года истечет срок взыскания, исполнительное производство закроют, все обо всём не узнают и/или быстро забудут.

Правовая система (приставы, прокуратура, Роскомнадзор) в моей истории пока демонстрирует беспомощность, должник фактически пренебрегает решениями суда – и чувствует свою полную безнаказанность. Поэтому я решил сделать кривую ситуацию максимально публичной и резонансной.

Пусть медиа-сообщество, российский бизнес, читатели «Русского Репортера» и «Эксперта» узнают другую правду о «флагманах журналистики».
Пусть все имеют ту репутацию, какую заслуживают.

Детали – ниже.


В 2014-2015 была серия больших публикаций с моими работами: в журнале "Русский репортер", издаваемом ЗАО "Группа Эксперт" (ныне АО "Группа Эксперт") - 3 печатных номера с моими фото на обложках и разворотах + 1 номер в интернет-версии, а также на сайте журнала "Русский репортер" и на сайте медиа-холдинга "Эксперт".

Редакция "Русского репортера" тогда предложила совместно использовать сюжеты, ранее опубликованные мною в блоге "Родинки на карте". Был предложен формат материалов – новые тексты авторов РР с моими уже сделанными фотографиями, и я с радостью согласился.

После публикаций Русский Репортер и Эксперт стали уклоняться от заключения договоров со мной и выплаты мне гонораров, мои долгие попытки уговоров и внесудебного урегулирования были ими проигнорированы. Я подал иск (как индивидуальный предприниматель), и в 2015-2016-м ЗАО "Группа Эксперт" проиграло мне в судах.

Арбитражный суд города Москвы, 9 Арбитражный апелляционный суд установили отсутствие договорных отношений и нарушение моих исключительных авторских прав (дело 01 A40-232981-2015).

Сумма компенсации за 52 противоправно использованных фотографии - 1 000 040 рублей, Суд по интеллектуальным правам в кассации оставил это решение в силе.
Мое фото к статье "По прозвищу Водяной", опубликованное на развороте одного из номеров "Русского Репортера"
С ноября 2016 (когда приставами было возбуждено исполнительное производство) ЗАО "Группа Эксперт" уклоняется от исполнения этих судебных решений (долги висят на этом юрлице – а доходы в холдинг идут через другие). Холдинг продолжает использовать на сайтах признанный судами контрафакт – мои фотографии, см ниже скриншоты, сделанные 08.10.2017.
Приставы (Савеловский ОСП, Москва) уже скоро год как не в силах взыскать с должника мою компенсацию.

Роскомнадзор отказал мне в рассмотрении моего заявления и в блокировке интернет-ресурсов Эксперта с противоправным контентом.

От Прокуратуры города Москвы нет информации о ходе дел по моему заявлению о проведении проверки действий должностных лиц ЗАО «Группа Эксперт» на предмет наличия в их действиях признаков состава преступления по ст.315 УК РФ (признаки злостного неисполнения служащим коммерческой организации вступивших в законную силу решения суда или иного судебного акта).

Холдинг при этом ведет вполне успешную предпринимательскую деятельность, регулярно выходят журналы «Русский Репортер» и «Эксперт», жизнь кипит, имидж сияет.

Но решения суда не выполняются - холдинг имитирует пред-банкротное состояние.

Еще потянуть - истечет срок взыскания и исполнительное производство будет закрыто – «не смогли». Видимо, на это и рассчитывает должник.
Я надеюсь привлечь общественное внимание
к происходящему, медиа-сообщество и страна в целом должны знать своих героев.
Если они банкроты в финансовом и моральном смыслах – пусть это знают все.
Персоны, которых считаю лично ответственными за эту историю - собственники и должностные лица холдинга, принимающие решения: Татьяна Гурова (совладелец, ныне главред журнала «Эксперт»), Михаил Нелюбин - исполнительный директор ЗАО (теперь АО) «Группа Эксперт», Валерий Фадеев (бывший совладелец холдинга и бывший главред журнала «Эксперт», возглавивший в 2017 Общественную палату РФ и в этой связи продавший свою долю акций Внешэкономбанку, во избежание конфликта интересов), Александр Привалов (совладелец, научный редактор журнала «Эксперт»).

К редакции "Русского репортера" у меня нет претензий: как я понимаю, финансовые вопросы - это не их компетенция.
#дьяволвдеталях:
Не платя сибирскому фотографу, Русский Репортер & Эксперт в то же самое время платили людям из близкого круга и близкой географии
(я это узнал от известного питерского фотожурналиста).

Таких же «волонтеров по принуждению», как я понял из переписки с московскими коллегами, у РР /Эксперта было довольно много, несколько десятков, с долгами до 3-х лет – но мало кто был готов тратить время и деньги на судебное противостояние.

Может быть, поэтому Эксперт и РР не воспринимали всерьез юридические риски со стороны провинциального автора, с которым можно не церемониться.

Я сначала (первые месяцы) упрашивал оформить наши отношения и рассчитаться, взывал к хорошему в людях, потом предупредил главреда РР Виталия Лейбина о возможности судебного разбирательства – он на это мне предложил «поугрожать шэф-редактору Гуровой» и дал ее почту. Она тоже проигнорировала мое письмо – и напрасно.

Дружественные мне молодые талантливые юристы (мой партнер в этом деле в Новосибирске Кирилл Тимонов и его бывший сокурсник Камиль Прокуров, ставший представителем в Москве) создали уникальный кейс – мы победили в судах федеральную медиа-структуру.

Сумма компенсации для российской практики в сфере авторских прав очень значительна – свыше миллиона рублей (хотя и меньше обоснованной нами суммы иска – изначально мы настаивали на 4 470 000 р).
В ходе судебного разбирательства ответчик просил принять во внимание его сложное финансовое положение (конечно, федеральный медиа-холдинг в более сложном финансовом положении, чем региональный автор, который мог бы потерпеть с оплатой или простить отказ от нее).
Чтобы понять глубину их беды, осенью 2016 мы поступили просто:
- в купленном в розницу свежем номере журнала «Эксперт» подсчитали объемы размещенной рекламы по страницам и полосам,
- на основании официальных расценок на размещение рекламы в журнале «Эксперт» почитали доход, полученный холдингом по их прайсу (хотя - ну конечно же! - поступления от рекламы идут не через юрлицо-ответчика),
- учли также возможный доход от продажи журналов в розницу – и нам стало спокойно за судьбу холдинга.

С января по сентябрь 2016 вышел 31 номер журнала «Эксперт», тираж 92000 экз, розничная цена с региональной вкладкой 90 рублей. То есть выручка за указанный период от розницы – до 256 680 000 р.
Медиакит по ссылке http://expert.ru/data/public/512766/513041/mediakitexpert.pdf дает цены на рекламу в журнале «Эксперт» (стоимость рекламных модулей на полосах). Анализ рекламы, размещенной в номере за 26 сентября – 2 октября 2016 № 38-39 (1001) дает основания для достаточно точной оценки рекламной выручки, полученной ответчиком с одного этого номера – 13 540 500 р. То есть суммарный доход от рекламы только в печатном журнале за январь-сентябрь 2016 мог составить до 419 755 500 р.

Мы также посчитали возможный доход холдинга от 4х контрафактных номеров Русского Репортера
Рекомендованная розничная цена была 35 рублей (указано на обложке журнала), тираж одного выпуска – 168 100 экземпляров; напечатано 3 контрафактных номера, плюс через сайт продавался 4-й. Примерный доход от продажи в розницу 4-х номеров = до 23 534 000 рублей. С учетом стоимости рекламных полос в составе журнала (см. http://www.inbusinessmedia.ru/1534477/) примерный доход от рекламы в составе журнала мог составлять до 5 185 000 в каждом, или до 20 740 000 рублей с четырех выпусков. Итого розница + реклама с 4х журналов «Русский Репортер» могли принести холдингу до 44 274 000 рублей.

Состояние дел моего должника на октябрь 2017: вышли свежие номера журнала «Русский репортер» (тираж 168100 экз., рекомендованная цена 75 рублей) и журнала «Эксперт» (тираж 92000 экз., рекомендованная цена 75 рублей).

У как бы полу-банкротов - ВСЁ ХОРОШО.
Их бизнес процветает, но притворяется слабым и неплатежеспособным.

ОК, если у вас все так плохо - пусть об этом знают партнеры, аудитория, рекламодатели, журналисты.

А может быть, Общественная палата РФ под руководством экс-совладельца "Эксперта" как-то прокомментирует ситуацию или воздействует на нее.

Made on
Tilda